Обвинить в необоснованной выгоде могут не только налоговики, но и соцстрах — все о налогах

Необоснованная налоговая выгода в 2018 году

Уплата налогов – это одно из главных условий ведения легальной предпринимательской деятельности. При этом государственные органы и бизнесмены по-разному оценивают справедливость расчета налоговых обязательств. Что такое «необоснованная налоговая выгода», и как избежать обвинения ИФНС в уклонении от уплаты налогов?

В чем заключается налоговая выгода

Снизить эти платежи предприниматель может несколькими способами:

  • Уменьшить налоговую базу, т.е. ту сумму, с которой рассчитывается налог;
  • Применить пониженную налоговую ставку;
  • Получить из бюджета право на зачет, возмещение или возврат налога;
  • Получить налоговую льготу или вычет.
✏ Если все эти мероприятия проводятся по разрешенным стандартам учета, то претензий к бизнесмену от государства не будет. И действительно, в России действуют не только льготные системы налогообложения (УСН, ЕНВД, ПСН, ЕСХН), но и налоговые каникулы, когда в течение двух лет предприниматель платит за себя только страховые взносы.

В принципе, если ответственно подойти к выбору налогового режима для своего бизнеса, то всегда можно выбрать вариант с минимальными платежами в бюджет. Плюс можно дополнительно уменьшить рассчитанные суммы на страховые взносы, уплаченные за работников или взносы ИП за себя. Кроме того, сейчас проходит налоговая амнистия 2018, при которой списываются некоторые долги по налогам и взносам ИП.

Когда выгода признается необоснованной

Конкретный перечень расходов для каждого режима устанавливает НК РФ. Но для того, чтобы предпринимательские затраты были приняты в ИФНС, недостаточно, что они попадают в перечень, предусмотренный законом.

Есть еще два важных условия:

  • Экономическая обоснованность, т.е. расходы были понесены для бизнеса и направлены на получение реальной прибыли;
  • Полноценное документальное оформление затрат.

Вот здесь-то налоговые органы необычайно принципиальны. Споры идут даже по вопросу учета затрат на приобретение питьевой воды для работников. Да, представьте, есть такие судебные дела, когда ИФНС оперировала справкой СЭС о том, что вода из-под крана прекрасно подходит для питья и при этом почти бесплатна.

✏ В результате бизнесмены часто оказываются в ситуации, когда их расчет налоговых обязательств признается неверным. По мнению инспекторов, слишком много затрат указано, а подтверждающие документы вызывают сомнения. Как итог – непризнание расходов, начисление недоимки, пени и штраф.

Почему бизнесмен в ответе за своего партнера по сделке

Например, ИП на УСН Доходы минус расходы приобрел партию товара и после ее реализации учитывает расходы на их приобретение. Если контрагент не соответствует критериям добросовестности, то инспекция просто не зачтет эти затраты, из-за чего придется заплатить налог намного больше, чем предполагал сам предприниматель.

✏ Причем, хотя ответственность за совершение сделки с недобросовестным партнером явно не установлена, но крайним при этом часто оказывается как раз легальный бизнесмен. Почему? А потому что не проявил должную осмотрительность при выборе контрагента.

Источник: http://vse-dlya-ip.ru/nalogi/neobosnovannaya-nalogovaya-vygoda

Защита налогоплательщика от обвинений в недобросовестности и получении необоснованной налоговой выгоды

  Даже если у Вас абсолютно прозрачная бухгалтерия, и Вы не используете сомнительные методы налоговой оптимизации, это не гарантирует защиту Вашей компании от привлечения к налоговой ответственности.

  Для пополнения госбюджета фискальные органы все более активно штрафуют налогоплательщиков, используя такое понятие, как необоснованная налоговая выгода (т.е. необоснованное уменьшение размера налоговой обязанности, согласно формулировке Пленума ВАС РФ).

  ВАС уточняет, какие именно обстоятельства следует принимать во внимание налоговым органам для того, чтобы уличить налогоплательщика в недобросовестности и получении необоснованной налоговой выгоды:

  • невозможность реального осуществления налогоплательщиком операций с учетом времени, места нахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг;
  • отсутствие необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности в силу отсутствия управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств;
  • учет для целей налогообложения только тех хозяйственных операций, которые непосредственно связаны с возникновением налоговой выгоды, если для данного вида деятельности также требуется совершение и учет иных хозяйственных операций;
  • совершение операций с товаром, который не производился или не мог быть произведен в объеме, указанном налогоплательщиком в документах бухгалтерского учета.

       Также налоговыми и судебными органами активно используются понятия, которые не закреплены в законодательных актах: фирма-«однодневка», «массовый учредитель».

Отбор кандидатур налогоплательщиков на роль «недобросовестных» осуществляется налоговиками с использованием программ автоматизированного поиска по указанным критериям как на стадии предпроверочного анализа, так и при проведении проверок.

 

Согласно позиции ВАС РФ о необоснованной налоговой выгоде свидетельствует:

  • создание организации незадолго до совершения хозяйственной операции;
  • взаимозависимость участников сделок;
  • неритмичный характер хозяйственных операций;
  • нарушение налогового законодательства в прошлом;
  • разовый характер операции;
  • осуществление операции не по месту нахождения налогоплательщика;
  • осуществление расчетов с использованием одного банка;
  • осуществление транзитных платежей между участниками взаимосвязанных хозяйственных операций;
  • использование посредников при осуществлении хозяйственных операций. 

  Причем перечень признаков необоснованной налоговой выгоды является открытым.

Источник: http://pravobez.ru/articles/zaschita-nalogoplatelschika-ot-obvineniy-v-nedobrosovestnosti-i-poluchenii-neobosnovannoy-nalogovoy-vygody.html

Необоснованная налоговая выгода: о чем должны знать предприниматели?

До сих пор понятие необоснованной налоговой выгоды не раскрыто в налоговом кодексе. Нарушение налоговых обязанностей — не достаточный аргумент, чтобы Федеральная налоговая служба могла обвинить его в получении необоснованной налоговой выгоды.

Прежде, чем сделать это, надо доказать неосмотрительные и неосторожные действия юрлица, его заведомую осведомленность о том, что партнер по бизнесу нарушает законодательство России, включая вследствие того, что обе организации аффилированы или взаимозависимы.

https://www.youtube.com/watch?v=IC7ThmPtDug

В Российском налоговом пространстве действительна презумпция невиновности, другими словами, любой налогоплательщик считается невиновным до тех пор, пока надзорный орган не сможет достоверно доказать, что его деятельность была нацелена на операции, которые позволят ему в будущем получить выгоду.

Причем обязанности по поиску доказательств, составлению доказательной базы и расследованию полностью возложены на плечи Федеральной налоговой службы. Данный государственный орган должен собрать воедино все факты, иллюстрирующие и подтверждающие незаконные действия юрлица, а также доказательства к ним. Поиск таких доказательств должен производиться исключительно в официальном порядке.

Необоснованная налоговая выгода – что это?

Под получением налогоплательщиками необоснованных налоговых выгод подразумевается намеренные деяния, которые позволяют уменьшить величину налоговой нагрузки организации посредством незаконных послаблений, вследствие, например, не действительного учета определенных операций. В законе о необоснованной налоговой выгоде говорится, что основная характеристика этого нарушения — отсутствие рациональных причина для налоговой льготы.

Во время судебных тяжб таких налогоплательщиков обязуют выплатить всю сэкономленную величину.

Постановление №53 описывает критерии, свидетельствующие о получении необоснованной налоговой выгоды, например:

  • Искажение материального и делового смысла при проведении и учете определенных операций;
  • Отсутствующие закономерные коннотации между сферой деятельности компании и налоговым послаблением.

Также может произойти признание налоговой выгоды необоснованной, если надзорные органы докажут один или несколько из следующего перечня фактов:

  • У налогоплательщика не было возможности осуществить определенные операции в соответствии с его местом нахождения, материальными ресурсами;
  • У него отсутствовали условия для совершения той или иной операции (нехватка средств, ресурсов, активов, помещений, автотранспорта и др.);
  • К моменту совершения той или иной операции у юрлица не было произведенной продукции, которая участвовала в сделках и др.

Также выделяют дополнительные подозрительные признаки, при возникновении взаимосвязей нескольких из них надзорный орган может заподозрить получение налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. Сюда стоит отнести следующие факторы:

  • Юрлицо было создано незадолго то того, как была совершена сделка;
  • Доказанная взаимозависимость участников сделки;
  • Операции производятся не часто, разово;
  • У налогоплательщика есть доказанная вина в совершении налоговых преступлений в прошлом;
  • Операции имеют разовый характер;
  • Налогоплательщик проводит сделки не по своему местонахождению;
  • Расчеты осуществляются в одном и том же банке и др.

Важно отметить, что этот список не закрыт. Налоговые органы могут обнаружить и другие аспекты деятельности, которые являются подозрительными признаками и могут быть предвестником необоснованности налоговых выгод.

Как защитить себя от необоснованной налоговой выгоды в 2018 году?

Как видите, налоговая инспекция проводит серьезную работу в области выявления правонарушителей с целью признания налоговой выгоды необоснованной.

Для своевременного и эффективного проведения финансового и налогового анализа, оценки риска проведения налоговой проверки организации и анализа кредитоспособности мы предлагаем использовать Аналитический блок пакета Расширенный.

Этот программный продукт позволит вам планировать, используя исключительно достоверную и всеобъемлющую информацию.

В сервисе Аналитический блок пакета Расширенный доступен модуль налогового анализа, который позволит вам:

  • Оценить, насколько применяемая в вашей организации система налогообложения оптимальна для вашего бизнеса;
  • Проверить, насколько налоговая проверка грозит вашей организации;
  • Осуществить всестороннюю подготовку к налоговым проверкам, если они планируются;
  • Определить, что из ваших сфер деятельности может вызвать вопросы со стороны надзорного органа;
  • Взглянуть на организацию глазами налоговых инспекторов.

Для того, чтобы в случае проверки налоговой все документы были в порядке, рекомендуем воспользоваться СБИС Электронный документооборот.

Это позволит вам не только упорядочить хранение и движение документов в компании и обеспечить оперативный доступ к интересующим документам в любой момент.

Для использования системы электронного документооборота необходима электронная цифровая подпись, приобрести которую можно в Центре ЭЦП.

Хотите купить Аналитический блок пакета Расширенный или у вас остались вопросы? Обратитесь к нашим специалистам, и мы оперативно ответим вам!

Источник: https://www.abt.ru/info/articles/neobosnovannaya-nalogovaya-vygoda-o-chem-dolzhny-znat-predprinimateli-/

Необоснованная налоговая выгода: новые поправки в НК РФ

Автор: Ольга Пономарёва
управляющий партнер
Группа юридических и аудиторских компаний «Содействие Бизнес Проектам»

Экспертный совет комитета Госдумы по бюджету смог согласовать новую версию законопроекта о необоснованной налоговой выгоде.

Напомним, что первое чтение этот документ прошел еще в 2015 году и уже в начале июля этого года этот документ ждёт второе чтение в Госдуме.

Новая версия законопроекта сильно отличается от первоначальной (не в лучшую сторону для бизнеса) и вносит в Налоговый кодекс РФ поправки, которые закрепляют в российском законодательстве понятие необоснованной налоговой выгоды.

https://www.youtube.com/watch?v=FFU5tJ4EtDY

До сих пор основополагающим и самым авторитетным документом определяющим необоснованную налоговую выгоду являлось Постановление Президиума ВАС РФ № 53 от 2006 года «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды».

Руководствуясь этим документом начиная с 2006 года в делах по необоснованной налоговой выгоде с переменным успехом выигрывают то налоговики, то представители бизнеса.

С юридической точки зрения в России сложилась вызывающе противоречивая практика, когда ссылками на одни и те же пункты Постановления Президиума ВАС РФ разные судьи обосновывают абсолютно полярные точки зрения и дают различные оценки похожим фактам в разных делах и т.д.

Налоговикам, налоговым юристам и их клиентам, а также судьям необходимо четкое, однозначное и установленное законом понятие – что такое необоснованная налоговая выгода и как её следует опознавать.

В любом государстве наличие таких условно оценочных норм в налоговом праве приводит, как правило, к их произвольному и субъективному трактованию и, по этой причине, многие решения судов оказываются подвержены колебаниям, которые связаны не с изменением закона, а с экономической и политической обстановкой.

Читайте также:  Образец заявления об отказе от освобождения от ндс - все о налогах

Авторы этого законопроекта предлагают дополнить Налоговый кодекс ст. 54.1 и закрепить общее правило, запрещающее налогоплательщикам учитывать в целях налогообложения искаженные факты хозяйственной жизни. Учитывать сделки с целью уменьшения налогообложения налогоплательщик вправе только при соблюдении двух условий одновременно:

  • основная цель сделки – это не налоговая экономия (уменьшение или зачет/возврат сумм налогов);
  • обязательство по сделке исполнено лицом, являющимся стороной договора, заключенного с налогоплательщиком или лицом которому обязательство передано по договору или закону.

Сформулированные в законопроекте принципы указывают на то, что все действия налогоплательщика должны быть экономически обоснованы, а следовательно не могут быть сделаны только с целью налоговой экономии и должны быть реально осуществлены (выводится на первый план именно доказательства реальности финансово-хозяйственных операций).

Кроме того, в этом законопроекте, по сути, формируется презумпция согласно которой налогоплательщик (а не налоговый орган) обязан доказывать в суде и в налоговой законность своих действий, т.е. формируется презумпция вины налогоплательщика или презумпция его недобросовестности.

На практике компании должны будут все свои затраты и вычеты обосновывать, доказывать их необходимость, экономическую целесообразность и реальность. Хотя на самом деле все налогоплательщики и сейчас делают это…

Так же этот законопроект предусматривает и реализацию следующего принципа: подписание «первички» неустановленным или неуполномоченным лицом, нарушение контрагентом законодательства о налогах и сборах, возможность получения налогоплательщиком того же результата экономической деятельности при совершении иных сделок, самостоятельно (т.е. сами по себе) не могут рассматриваться в качестве основания для того, чтобы признать уменьшение налогоплательщиком сумм налогов неправомерным.

На первый взгляд государство убрало формальный признак, по которому не принимали «первичку» для вычетов и расходов, сняло ответственность за действия контрагентов и разрешило налоговую экономию.

То есть, в принципе, законодатели закрепили уже сформировавшуюся практику.

Но, с учетом всего изложенного выше, как только налоговики заподозрят, что деятельность налогоплательщика имеет цель – сэкономить на налогах – все остальное, кроме этих подозрений, не будет иметь значения.

Как налоговому юристу, предлагаемые поправки в Налоговый кодекс мне не импонируют. С одной стороны, такие поправки закрепляют сложившуюся практику и упорядочивают имеющийся опыт. С другой стороны, открывается много новых вопросов, зачастую никак не закрывая старые.

Сейчас налоговики, выявляя какие-либо схемы, могут их переквалифицировать в соответствии с реальными отношениями сторон и учесть иным образом. Например, сделки агентские и комиссии в договоры купли-продажи, договор лизинга в договор купли-продажи, продажу доли в обществе в продажу объекта недвижимости, гражданско-правовые отношения в трудовые и т.п.

Ознакомившись с редакцией нового законопроекта, можно сделать вывод, что такие сделки и договоры государство просто «выкидывает» из правового поля, их как бы нет, то есть расходы по ним никак не учитываются. Как будет определяться налоговая база? Её будут рассчитывать просто с выручки, как сейчас по сделкам с однодневками? Не думаю, что такой подход правильный и уж точно не основан на законе.

Такой подход абсолютно является не законным и ухудшает положение налогоплательщика, лишая его возможности использовать право и свой здравый смысл для законной экономии на налогах.

Кстати даже термин «необоснованная налоговая выгода» в законопроекте не используется. Не должно быть в российском бизнесе никакой налоговой выгоды и, следовательно, экономить на «святом», т.е. на налогах предпринимателю нельзя.

Получать выгоду от налогов должно только одно лицо и это лицо – государство.

Невзирая на то, в какой редакции этот законопроект будет принят по-прежнему важно оценивать любые сделки именно с точки зрения их экономической целесообразности и наличия в них нормальной, деловой логики.

Именно этот маркер помогал во все времена отстаивать налогоплательщику свое право вести собственную хозяйственную деятельность тем или иным образом в т.ч.

именно этот маркер и делает возможным доказательство реальности финансов-хозяйственных операций.

Источник: http://112buh.com/novosti/2017/neobosnovannaia-nalogovaia-vygoda-novye-popravki-v-nk-rf/

Новости — Новая политика ФНС: необоснованная налоговая выгода и последствия в виде штрафов

4 сентября 2017

Но не в том смысле, что налоговики ослабили контроль. Как раз наоборот. Просто, судя по последним документам, ФНС не мыслит необоснованной налоговой выгоды без умысла на ее получение. И готовится массированно доказывать свою позицию в судах.

Статья 122 НК РФ предусматривает два варианта штрафных санкций за неуплату или неполную уплату налога (если только речь не идет о взаимозависимых или контролируемых иностранных компаниях). Пункт 1 — штраф в 20 % от суммы неуплаченного налога. Пункт 3 — те же самые деяния, но совершенные умышленно. Штраф — уже 40 %.

Так вот, не так давно руководство ФНС поставило перед своими сотрудниками задачу прикладывать максимум усилий для доказывания умысла на уклонение от уплаты налогов. Так что тщательно изучать контрагентов теперь важно вдвойне, потому что последствия ошибки станут тяжелее.

Но обо всем по порядку.

Пределы поставлены

19 августа 2017 года вступил в силу Федеральный закон № 163-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Налогового кодекса Российской Федерации». В соответствии с ним в части первой НК появилась новая статья 54.1 — «Пределы осуществления прав по исчислению налоговой базы и (или) суммы налога, сбора, страховых взносов».

Новая статья гласит, что «не допускается уменьшение налогоплательщиком налоговой базы и (или) суммы подлежащего уплате налога в результате искажения сведений о фактах хозяйственной жизни (совокупности таких фактов), об объектах налогообложения, подлежащих отражению в налоговом и (или) бухгалтерском учете либо налоговой отчетности». Это же положение распространяется и на сборы со страховыми взносами.

В преддверии вступления закона в силу ФНС выпустила посвященное ему письмо от 16.08.2017 № СА-4-7/16152@ (далее — письмо № СА-4-7/16152@).

И в нем говорится, что «при доказывании фактов неисполнения обязанности по уплате налогов или необоснованного получения права на их возмещение необходимо обеспечить получение доказательств, свидетельствующих об умышленном участии проверяемого налогоплательщика в целенаправленном создании условий, направленных исключительно на получение налоговой выгоды». То есть ФНС четко ассоциирует применение статьи 54.1 с умышленным уклонением от налогов (и штрафом в 40 % от суммы налога).

В письме № СА-4-7/16152@ конкретизируются критерии умышленности. Это, в частности:

  • «юридическая, экономическая и иная подконтрольность спорных контрагентов проверяемому налогоплательщику»;
  • «транзитные операции между взаимозависимыми или аффилированными участниками взаимосвязанных хозяйственных операций, в том числе через посредников, с использованием особых форм расчетов и сроков платежей»;
  • обстоятельства, свидетельствующие о «согласовании действий участников хозяйственной деятельности и т. п».

Правда, в этом же письме подчеркивается, что налогоплательщик отвечает только за первое звено в цепочке контрагентов (линия, установленная более ранним письмом ФНС от 23.03.2017 № ЕД-5-9/547@).

Кстати, согласно той же статье 54.1 НК, уменьшить налог можно только в том случае, если «обязательство по сделке исполнено лицом, являющимся стороной договора, и (или) лицом, которому обязательство по исполнению сделки передано по договору или закону».

То есть теперь налоговики будут с особой тщательностью проверять, исполнил ли сделку именно тот субъект, который заключил договор.

И налогоплательщикам теперь, видимо, придется с удвоенной силой следить за тем, чтобы фактические исполнители состояли в штате контрагента, а используемые ими средства труда числились на его балансе.

В письме ФНС № СА-4-7/16152@ указывается, что налоговый орган «не определяет расчетным путем объема прав и обязанностей налогоплательщика, допустившего искажение действительного экономического смысла финансово-хозяйственной операции».

То есть в случае формального установления налоговым органом несоответствия хотя бы одному из двух обстоятельств, указанных в пункте 2 статьи 54.

1 НК РФ и приведенных выше, в праве на учет расходов, а также вычет по НДС будет отказано в полном объеме.

Рекомендации СК и ФНС

Абсолютно в этом же русле написано и более раннее письмо ФНС России от 13 июля 2017 г. № ЕД-4-2/13650@, получившее известность под названием «Совместные рекомендации ФНС и Следственного комитета по выявлению умысла на неуплату налогов».

Задача ставится та же — подвести проверяемые юрлица или ИП под применение пункта 3 статьи 122 НК РФ (умысел).

Инспекторам рекомендуется «более продуманно подходить к оформлению актов налоговой проверки и решений о привлечении к налоговой ответственности, акцентируя внимание на том, что правонарушение «совершено в результате целенаправленных, осознанных действий налогоплательщика».

Более того, им прямо предлагается ориентироваться на «стиль изложения, принятый при составлении обвинительных заключений в рамках уголовного процесса» — для того, чтобы акты налоговой проверки впоследствии обретали «уголовно-правовую перспективу» (то есть направлялись в следственные органы для решения вопроса о возбуждении уголовного дела).

Статистика показывает, что прежняя методология редко позволяла налоговикам доказывать умысел.

Лишь каждое пятидесятое из судебных дел по статье 122 НК РФ содержало в себе упоминание пункта 3 — да и то суды довольно часто признавали решение налогового органа в этой части недействительным.

В рекомендациях констатируется, что причиной этого были ошибки в работе самих налоговых инспекторов, не прилагавших усилий к доказыванию умысла.

Так вот, об умысле, по мнению ФНС России и СК России, могут свидетельствовать следующие обстоятельства:

  • согласованность действий группы лиц, нацеленная на минимизацию налоговых обязательств и обналичивание денежных средств, доказанная фиктивность конкретных хозяйственных операций компании;
  • доказанные факты подконтрольности фирмы-однодневки;
  • имитация налогоплательщиком хозяйственных связей с фирмами-однодневками;
  • сложный и запутанный, продолжающийся во времени, повторяющийся характер действий налогоплательщика в рамках налоговой схемы, исключающий их совершение в рамках обычной деятельности или по неосторожности;
  • прямые улики противоправной деятельности: наличие «черной бухгалтерии», обнаружение печатей и документации фирм-однодневок на территории (в помещении) проверяемого налогоплательщика и др.

Ступенчатая методика

Выявлению взаимозависимости налогоплательщиков ФНС уделяет особое внимание. Группа взаимозависимых лиц — это уже раздел V.

1 НК РФ, и в этом случае налоговые последствия по сделкам рассчитываются исходя из рыночных, а не фактических сумм доходов и прибыли.

То есть налоговики принудительно корректируют показатели, представленные в налоговой отчетности, приводя их к среднерыночным и доначисляя налоги.

Внутренние рекомендации ФНС содержат советы обращать пристальное внимание на физических лиц — владельцев и директоров компаний, выясняя, в каких еще организациях те числятся совладельцами (в любой доле) или директорами. Должны быть учтены сведения об учредителях, исполнительном органе, совете директоров за все время существования компании, начиная с момента регистрации.

Схему группы рекомендуется строить в графическом виде. То есть, по сути дела, речь идет о чем-то вроде инструмента «Связи» в Контур.Фокусе.

Конечно, у ФНС возможностей получения информации больше, поэтому ее графическая схема группы будет сопровождаться еще и указанием на источники получения дохода рассматриваемых физлиц, их имущество, состав семей (включая сведения о доходах и расходах членов семьи).

После того как связи группы установлены, налоговикам предписано выявить внутри нее схемы движения денежных потоков, и здесь, естественно, для анализа подключают банки.

На днях как раз заработал механизм обмена данными о ненадежных клиентах: коммерческие банки отслеживают сомнительные операции, указанные в Методических рекомендациях ЦБ РФ от 21.07.2017 № 18-МР, передают их в Росфинмониторинг, тот — в ЦБ, а ЦБ, в свою очередь, уже рассылает их по всей банковской системе.

Читайте также:  Пфр уже вовсю принимает рсв за полугодие - все о налогах

Кроме банков, к анализу предписано подключать информацию из других ИФНС (в зависимости от места регистрации участников группы), а также некую не названную конкретно информацию из внешних источников.

В ходе финансового анализа предписано особое внимание уделять операциям с заемными средствами внутри группы — на предмет доказывания их возможной экономической неоправданности и, соответственно, отказа в признании расходов.

На финансовый анализ накладывается сопоставление кодов ОКВЭД всех участников группы, сопоставление их бухгалтерской и налоговой отчетности. Таким способом налоговики пытаются выявить технологические особенности бизнеса.

Перед ними поставлена четкая задача — распознать и пресечь минимизацию налоговых обязательств, когда функциональные части бизнеса передаются отдельным лицам группы, каждое из которых применяет специальный режим налогообложения.

Дело «Мастер-Инструмента»

Надо подчеркнуть, что в плане выявления взаимозависимых лиц налоговики настроены бескомпромиссно, и судебная система — на их стороне. Ярким примером служит дело компании «Мастер-Инструмент», дошедшее недавно до Конституционного суда РФ.

История такова. В 2005 году руководитель ООО «Мастер-Инструмент» (он же и единственный его участник), его супруга и его мать заключили договор о координации хозяйственной деятельности. Позже в него вступили другие участники — юридические лица, а также индивидуальные предприниматели, применявшие специальные налоговые режимы.

В рекламной информации участники договора использовали наименование «Мастер-Инструмент», они поддерживали общий фирменный стиль и нанимали работников, которые также были заняты в деятельности других участников этого договора.

Между собой они годами совершали сделки, связанные с хозяйственной деятельностью, которую вел каждый из них.

В 2014 году Управление ФНС по Волгоградской области оценило их совместную работу как искусственное дробление бизнеса и доначислило ООО «Мастер-Инструмент» налоги в том объеме, в каком оно должно было бы их уплатить, если бы аффилированные с ним налогоплательщики не принимали участия в предпринимательской деятельности. Помимо этого, ООО привлекли к налоговой ответственности за неуплату налогов в требуемом размере.

Суды всех инстанций оставили это решение в силе.

В 2016 году ООО «Мастер-Инструмент» было признано банкротом.

В 2017 году его учредитель привлечен в качестве обвиняемого по пункту «б» части 2 статьи 199 УК РФ (уклонение от уплаты налогов организации путем включения в налоговую декларацию заведомо ложных сведений, совершенное в особо крупном размере).

4 июля 2017 года Конституционный суд РФ отказал ему в рассмотрении его жалобы на неконституционность формулировок отдельных статей НК РФ, тем самым фактически подтвердив законность привлечения руководителя ООО «Мастер-Инструмент» к ответственности.

Выводы

Контроль за схемами с использованием фирм-однодневок и дроблением бизнеса вполне проработан ФНС уже сегодня, и доводы налоговиков уже не раз находили понимание в судах.

То есть переключиться на массовое доказывание умысла (с соответствующими повышенными санкциями) им не составит труда.

Дело техники, что называется: немного отредактировать акты налоговых проверок и решения о привлечении к налоговой ответственности.

И сегодня особенно важно предугадать повышенный интерес налоговиков к своему контрагенту. А для этого нужно активно пользоваться хотя бы тем ограниченным набором инструментов для анализа, который на данный момент доступен каждому. Как, например, Контур.Фокус, доступный обычным пользователям.

Источник: https://focus.kontur.ru/site/news/83

Новости экономики и финансов СПб, России и мира

Гатчинский комбикормовый завод Николая Чистякова был уличен налоговиками в закупках сырья у ООО «АгроТрейд», не имевшего транспорта и не проводившего банковских операций.Фото: Сергей Вдовин

Заключение договора с нарушителем в Федеральной налоговой службе РФ теперь квалифицируют как «непроявление должной осмотрительности». При этом способы «проявления должной осмотрительности» для обычных предпринимателей налоговики не разъясняют. Такая практика позволяет перекладывать ответственность за дефицит казны на платежеспособных бизнесменов.

Если друг оказался вдруг

По мнению фискальной службы, каждый добросовестный налогоплательщик обязан досконально проверять каждого контрагента. Причем наличия организации в ЕГРЮЛ, расположения ее по реальному адресу и соблюдения иных формальных признаков уже недостаточно. Выбирая партнера, компании должны оценивать и поведение тех в будущем.

Например, в непроявлении должной осмотрительности налоговики уличили ЗАО «Гатчинский комбикормовый завод», которое закупало сырье у ООО «АгроТрейд».

Инспекция установила, что эта организация не имела имущества и транспортных средств, не проводила банковских операций, следовательно, не могла приобретать продукцию для завода.

Уже после завершения поставок ООО «АгроТрейд» присоединилась к расположенной в Уфе организации, которая оказалась фиктивной и прекратила платить налоги. Компенсировать эти убытки налоговики решили за счет завода.

«Неблагоприятные последствия недостаточной осмотрительности в хозяйственной деятельности ложатся на лицо, заключившее такие сделки, и не могут быть перенесены на федеральный бюджет в виде необоснованных выплат», — заключил арбитражный суд, подтверждая требования налоговой.

Возводившее жилой комплекс по заказу Федеральной службы безопасности ЗАО «Фирма «Петротрест–Монолит» заплатило 227 млн рублей субподрядным организациям за выполненные строительные работы.

Но, допросив сотрудников, налоговая инспекция установила, что эти предприятия фактически ничего не делали, а спорные работы выполнила сама компания.

Кроме того, у мнимых субподрядчиков отсутствовали производственные мощности и необходимый персонал: они «не имели реальной возможности выполнить монолитные работы».

В заключении фиктивных договоров налоговики заподозрили и компанию «Юлмарт». Почерковедческая экспертиза показала, что подписи руководителей пяти компаний — поставщиков бытовой электроники являются подложными. В результате ретейлеру доначислили налогов и пеней более чем на 130 млн рублей. Но арбитраж выявил нарушение порядка проведения экспертизы и налоговую претензию признал незаконной.

Схожее решение принял и Верховный суд РФ, не признав недобросовестными действия ПАО «Сити». По версии ФНС, договоры на нанесение разметки на парковке бизнес–центра были подписаны неустановленными лицами.

Но настоящие руководители фирм–подрядчиков подтвердили реальность взаимоотношений.

«Наличия в действиях ПАО «Сити» признаков недобросовестности, направленных на получение необоснованной налоговой выгоды… не установлено», — констатировала высшая судебная инстанция.

«Готовы стучать»

Нередко претензии предъявляются даже не заключившей договор с фиктивным юридическим лицом компании, а ее контрагенту, контрагенту контрагента — и так далее. Идя по такой цепочке, образовавшуюся недоимку налоговики пытаются взыскать с наиболее платежеспособного лица — добросовестного налогоплательщика.

Юристы убеждены в неадекватности применяемых фискальным ведомством методов выявления необоснованной налоговой выгоды. «Ни один нормальный предприниматель не ставит целью уклониться от уплаты налога.

Важно искать виновника в цепочке, а не возлагать ответственность на потребителя», — убеждена cудья суда Евразийского экономического союза Татьяна Нешатаева.

Она также не исключает, что из–за такого давления налогоплательщики будут прятаться в более либеральных юрисдикциях.

Крупные и порой даже государственные структуры оказываются под двойным давлением. Например, естественные монополисты обязаны проводить закупки через торги и заключать договоры с их победителями.

По словам директора по правовым вопросам ГК «Росводоканал» Дмитрия Тимофеева, в случае отказа, в том числе в целях «проявления должной осмотрительности» при возникновении подозрений в отношении контрагента, тот подает жалобу в ФАС, и заказчик может быть наказан.

«Мы готовы стучать на недобросовестных контрагентов, но добросовестный бизнес должен быть защищен государством», — говорит Дмитрий Тимофеев.

Государство не должно возлагать на граждан ответственность за неразбериху. Нужно правильно выбрать цель — кого мы будем привлекать к ответственности за необоснованную налоговую выгоду, на кого должны возлагаться неблагоприятные последствия.

Нельзя рассматривать в качестве виновного конечное звено в цепочке взаимоотношений. Также нужно помнить, что государство само создало очень либеральную систему регистрации юрлиц. Сейчас можно создать организацию, даже не являясь в инспекцию, и на 3 года получить иммунитет от проверок.

Это и стало стимулом для появления так называемых фирм–однодневок и прокладок.

Гадис Гаджиев

судья Конституционного суда РФ

Законодательство до сих пор не содержит понятий «налоговая выгода» и «необоснованная выгода». Хотя они активно применяются налоговыми органами, что приводит к полному произволу со стороны их сотрудников.

Кроме того, после реформы судебной системы из арбитража ушел принцип состязательности, теперь налогоплательщики вынуждены доказывать свою осмотрительность. В итоге недоимка в бюджет, которая уже превышает триллион рублей, никогда не будет взыскана.

За такими доначислениями стоят обанкроченные бизнесы и предприниматели, которые никогда больше не будут заниматься такой деятельностью.

Александр Калинин

президент ОО «ОПОРА России»

Обсуждаем новости здесь. Присоединяйтесь!

Источник: https://www.dp.ru/a/2017/06/07/Nalogi_za_togo_parnja

Налоговая выгода

  • новая статья НК направлена на предотвращение использования «агрессивных» механизмов налоговой оптимизации.

    Она не является кодификацией правил, сформулированных в Постановлении Пленума ВАС РФ от 12 октября 2006 г.

    № 53, а представляет собой новый подход к решению проблемы злоупотребления налогоплательщиком своими правами, учитывающий основные аспекты сформированной судебной практики;

  • суть изменений заключается в том, что законодателем определены конкретные действия налогоплательщика, которые признаются злоупотреблением правами, и условия, которые должны быть соблюдены им для возможности учесть расходы и заявить налоговые вычеты по имевшим место сделкам (операциям).

  • налоговым органам следует учитывать, что ст. 54.1 НК РФ не содержит положений о расширении полномочий налоговых органов по сбору доказательственной базы, в связи с чем, при ее применении действуют законодательно предусмотренные процедуры по сбору, фиксированию и оценке доказательств. Следовательно, сохраняет силу принцип презумпции добросовестности налогоплательщика;

  • пунктом 1 статьи 54.1 НК РФ предусмотрен запрет уменьшения налогоплательщиком налоговой базы и (или) суммы подлежащего уплате налога в результате искажения сведений о фактах хозяйственной жизни (совокупности таких фактов), об объектах налогообложения, подлежащих отражению в налоговом и (или) бухгалтерском учете либо налоговой отчетности налогоплательщика.

    Данные положения следует применять в случае доказывания умышленных действий самого налогоплательщика, выразившихся в сознательном искажении сведений о фактах хозяйственной жизни (совокупности таких фактов), об объектах налогообложения, подлежащих отражению в налоговом и (или) бухгалтерском учете либо налоговой отчетности налогоплательщика в целях уменьшения налогоплательщиком налоговой базы и (или) суммы подлежащего уплате налога, неправильного применения налоговой ставки, налоговой льготы, налогового режима, манипулирования статусом налогоплательщика, умышленных действий налогового агента по неудержанию (неполному удержанию) сумм налога, подлежащего удержанию налоговым агентом. При отсутствии доказательств такого умысла у налогоплательщика методологическая (правовая) ошибка сама по себе не может признаваться искажением в целях применения пункта 1 статьи 54.1 НК РФ.

    Характерными примерами такого «искажения» являются: создание схемы «дробления бизнеса», направленной на неправомерное применение специальных режимов налогообложения; совершение действий, направленных на искусственное создание условий по использованию пониженных налоговых ставок, налоговых льгот, освобождения от налогообложения; создание схемы, направленной на неправомерное применение норм международных соглашений об избежании двойного налогообложения; нереальность исполнения сделки (операции) сторонами (отсутствие факта ее совершения). К числу способов искажения сведений об объектах налогообложения, которые могут быть квалифицированы по пункту 1 статьи 54.1 НК РФ, могут быть отнесены: неотражение налогоплательщиком дохода (выручки) от реализации товаров (работ, услуг, имущественных прав), в том числе в связи с вовлечением в предпринимательскую деятельность подконтрольных лиц, а также отражение налогоплательщиком в регистрах бухгалтерского и налогового учёта заведомо недостоверной информации об объектах налогообложения.

    В соответствии с пунктом 2 статьи 110 НК РФ налоговое правонарушение признается совершенным умышленно, если лицо, его совершившее, осознавало противоправный характер своих действий (бездействия), желало либо сознательно допускало наступление вредных последствий таких действий (бездействия).

    Таким образом, доказывание умысла состоит в выявлении обстоятельств, свидетельствующих о том, что лицо осознавало противоправный характер своих действий (бездействия), желало либо сознательно допускало наступление вредных последствий таких действий (бездействия).

    Об умышленных действиях налогоплательщика могут свидетельствовать установленные факты юридической, экономической и иной подконтрольности участников, вовлеченных в налоговую схему.

    Читайте также:  Коэффициент обеспеченности собственными оборотными средствами - все о налогах

    При выявлении таких фактов налоговый орган должен учитывать, что обстоятельства подконтрольности сами по себе не могут служить основанием для вывода об умышленном характере действий налогоплательщика.

    В актах и решениях по результатам налоговых проверок налоговые органы должны указывать обстоятельства, свидетельствующие о возможности влияния проверяемого налогоплательщика (его должностных лиц) на условия и результат экономической деятельности, манипулирования условиями, сроками и порядком осуществления расчетов по сделкам (операциям), искусственного создания условий для использования налоговых преференций.

    При этом установление умысла не может сводиться к простому перечислению всех сделок (операций), в результате которых налогоплательщик получил налоговую экономию, и приведению анализа возможности влияния фактов подконтрольности на условия и результат экономической деятельности. Необходимо указывать конкретные действия налогоплательщика (его должностных лиц), которые обусловили совершение правонарушения, и приводить доказательства, которые бы свидетельствовали о намерении причинить вред бюджету.

    При взаимодействии налогоплательщика с формально независимыми лицами в ряде случаев об умышленности действий могут свидетельствовать обстоятельства, свидетельствующие о согласованности действий участников хозяйственной деятельности, предопределенности движения денежных и товарных потоков, совершения ряда неслучайных действий (операций), подчиненных единой цели — возможности отражения заведомо ложных сведений о фактах хозяйственной жизни (совокупности таких фактов), об объектах налогообложения, подлежащих отражению в налоговом и (или) бухгалтерском учете либо налоговой отчетности налогоплательщика, создания искусственного документооборота и получения налоговой экономии. Также, при проведении мероприятий налогового контроля в целях устранения последствий нарушений в виде неуплаты налогов устанавливаются фактические обстоятельства, связанные с использованием полученной налоговой экономии, которые позволят определить, в чьих интересах оформлены соответствующие сделки (операции).

    Таким образом, налоговые органы для целей применения пункта 1 статьи 54.

    1 НК РФ должны доказать совокупность следующих обстоятельств: существо искажения (то есть в чём конкретно оно выразилось); причинную связь между действиями налогоплательщика и допущенными искажениями; умышленный характер действий налогоплательщика (его должностных лиц), выразившихся в сознательном искажении сведений о фактах хозяйственной жизни (совокупности таких фактов), об объектах налогообложения, подлежащих отражению в налоговом и (или) бухгалтерском учете либо налоговой отчетности налогоплательщика в целях уменьшения налогоплательщиком налоговой базы и (или) суммы подлежащего уплате налога; потери бюджета.

  • Согласно пункту 2 статьи 54.1 НК РФ при отсутствии обстоятельств, предусмотренных пунктом 1 указанной статьи, по имевшим место сделкам (операциям) налогоплательщик вправе уменьшить налоговую базу и (или) сумму подлежащего уплате налога в соответствии с правилами соответствующей главы части второй НК РФ при соблюдении одновременно следующих двух условий:

    1) основной целью совершения сделки (операции) не являются неуплата (неполная уплата) и (или) зачет (возврат) суммы налога;

    2) обязательство по сделке (операции) исполнено лицом, являющимся стороной договора, заключенного с налогоплательщиком, и (или) лицом, которому обязательство по исполнению сделки (операции) передано по договору или закону.

    Налоговым органам следует учитывать, что пункт 2 указанной статьи содержит условия, только при соблюдении которых у налогоплательщика появляется право учесть расходы и вычеты по имевшим место сделкам, то есть установление факта нарушения налогоплательщиком данных условий является отдельным обстоятельством, при наличии которого налоговый орган отказывает налогоплательщику в учете расходов и вычетов. При этом налоговый орган отказывает налогоплательщику в учете расходов и вычетов при выявлении фактов нарушения хотя бы одного из установленных в пункте 2 статьи 54.1 НК РФ условий (подпункт 1 пункта 2 статьи 54.1 НК РФ, если имеются доказательства наличия у налогоплательщика основной цели совершения сделки (операции) — неуплата (неполная уплата) и (или) зачет (возврат) налога (сбора), и (или) подпункт 2 пункта 2 статьи 54.1 НК РФ, если материалы проверки свидетельствуют, что товар (работа, услуга) исходят от иного лица, а не от заявленного контрагента).

    Подпунктом 1 пункта 2 статьи 54.1 НК РФ установлен запрет для налогоплательщика уменьшать налоговую базу и (или) сумму подлежащего уплате налога в случае, когда основной целью совершения сделки (операции) являются неуплата (неполная уплата) и (или) зачёт (возврат) суммы налога.

    В этой связи основной целью сделки должна быть конкретная разумная хозяйственная (деловая) цель, а не налоговая экономия. Примером такой сделки может служить бизнес-решение, не свойственное предпринимательскому обороту (присоединение компании с накопленным убытком без актива при отсутствии экономического обоснования и т.п.

    ) и которое не может быть обосновано с точки зрения предпринимательского риска, фактически совершенное не в своем интересе, а в интересах иного лица с целью его скрытого финансирования.

    https://www.youtube.com/watch?v=8x6cFk6fv8A

    В подпункте 2 пункта 2 статьи 54.1 НК РФ законодатель фактически ограничил право учесть расходы и вычеты по сделке при исполнении ее лицом, не указанным в первичных документах.

    Таким образом, в рамках применения положений подпунктов 1 и 2 пункта 2 статьи 54.

    1 НК РФ налоговому органу следует доказывать, что основной целью заключения налогоплательщиком сделки (операции) являлось не получение результатов предпринимательской деятельности, а получение налоговой экономии (при выявлении фактов несоблюдения условий, указанных в подпункте 1 пункта 2 статьи 54.

    1 НК РФ), и (или), что сделка (операция) не исполнена заявленным контрагентом, и налогоплательщик использовал формальный документооборот в целях неправомерного учета расходов и заявления налоговых вычетов по спорной сделке (операции) (при выявлении фактов несоблюдения условий, установленных в подпункте 2 пункта 2 статьи 54.1 НК РФ).

    При установлении обстоятельств, свидетельствующих, что основной целью заключения налогоплательщиком сделки (операции) являлось не получение результатов предпринимательской деятельности, а получение налоговой экономии, налоговые органы должны доказать, что такая сделка (операция) не имеет какого-либо разумного объяснения с позиции хозяйственной необходимости ее заключения и совершения, а имеет своей целью лишь уменьшение налоговых обязательств, и (или) является частью схемы, основной целью которой является уменьшение налоговых обязательств.

    При этом необходимо учитывать, что положения НК РФ не ограничивают само право налогоплательщиков проводить свои хозяйственные операции так, чтобы налоговые последствия были минимальными, однако в избранном налогоплательщиком варианте сделки (операции) не должно присутствовать признака искусственности, лишенной хозяйственного смысла. Кроме того, налоговый орган не вправе настаивать на том, что налогоплательщик должен был выбрать тот или иной вариант построения хозяйственных операций.

    Налоговые органы должны опровергать реальность спорной сделки (операции) посредством доказывания фактов исполнения обязательств по сделке (операции) иным лицом, чем лицо, являющееся стороной договора, заключенного с налогоплательщиком, и (или) которому обязательство по исполнению сделки (операции) передано по договору или закону, и (или) доказывания фактов, свидетельствующих о том, что исполнение, предусмотренное спорной сделкой (операцией), выполнено проверяемым налогоплательщиком самостоятельно. В этих случаях налоговые органы должны эффективно использовать такие механизмы как: получение пояснений от лиц, обладающих информацией об обстоятельствах заключения, совершения, исполнения сделки (операции); проведение осмотров территорий, помещений, документов, предметов с применением технических средств; сопоставление объёма поставляемых товаров размеру складских помещений (территорий); инвентаризация имущества; анализ и воссоздание полного баланса предприятия (товарного баланса, складского учета и т.п.); истребование документов (информации), а в необходимых случаях проведение выемки документов (предметов), проведение экспертиз и другие.

    Для целей установления фактов выполнения налогоплательщиком работ, услуг собственными силами основным доказательством может являться информация, прямо или косвенно подтверждающая данный факт, полученная посредством опросов должностных лиц проверяемого налогоплательщика, занятых на производстве; истребования документов (информации) у заказчиков и допросов их должностных лиц, лиц, осуществляющих технический надзор; выявления иных, «непроблемных», контрагентов, оказывающих налогоплательщику аналогичные работы, услуги, с последующим проведением в отношении них контрольных мероприятий; исследования локальных актов об установлении пропускного режима охраняемых объектов, пропусков, журналов регистрации.

    Налоговый орган не должен ставить перед собой задачу формально охватить полный перечень имеющихся механизмов для сбора информации, а должен четко понимать целесообразность проведения каждого мероприятия налогового контроля.

    Об использовании формального документооборота в целях неправомерного учета расходов и заявления налоговых вычетов по спорной сделке (операции) могут свидетельствовать факты обналичивания денежных средств проверяемым налогоплательщиком или взаимозависимым (подконтрольным) лицом, а также факты использования таких средств на нужды налогоплательщика, учредителей налогоплательщика, его должностных лиц, использование одних IP-адресов, обнаружение печатей и документации контрагента на территории (в помещении) проверяемого налогоплательщика и другие. В рамках исследования финансовых потоков налоговым органам необходимо учитывать, что перечисление денежных средств при осуществлении сделок с проблемным контрагентом, как правило, совершается в целях полного или частичного их возврата налогоплательщику, взаимозависимому (подконтрольному) лицу в наличной, безналичной форме, в виде ценных бумаг или натуральной форме.

    Дополнительными доказательствами в случае выявления фактов несоблюдения налогоплательщиком условий, установленных в пункте 2 статьи 54.

    1 НК РФ, могут быть нетипичность документооборота, несоответствие обычаю делового оборота поведения участников сделки (операции), должностных лиц налогоплательщика при заключении, сопровождении, оформлении результатов сделок (операций).

    По всем таким фактам следует получать пояснения налогоплательщика и ответственных лиц, а при получении информации, противоречащей показаниям свидетелей или собранным доказательствам, обеспечивать повторное получение пояснений налогоплательщика и ответственных лиц по установленным противоречиям.

    При получении пояснений и проведении допросов необходимо устанавливать полномочия, а также функциональные и должностные обязанности лиц, исследовать вопросы, связанные с обстоятельствами заключения, сопровождения сделки и исполнения всех ее условий спорным контрагентом, а также наиболее эффективно использовать возможность предъявления свидетелям документов при допросах в целях получения наиболее полных и конкретизированных ответов.

    При проведении допросов лиц, числящихся подписантами первичных документов, налоговым органам необходимо реализовывать своё право на изъятие образцов подчерка для дальнейшего проведения почерковедческой экспертизы.

    Доказательства фальсификации документов, представляемых налогоплательщиком, могут использоваться только с учетом того, что проведение экспертизы не может рассматриваться как самостоятельное и достаточное доказательство налогового нарушения.

  • Кроме того, пункт 3 статьи 54.1 НК РФ предусматривает несколько критериев, которые самостоятельно не могут служить основанием для предъявления налоговых претензий: подписание первичных учетных документов неустановленным или неуполномоченным лицом; нарушение контрагентом налогового законодательства; наличие возможности получения налогоплательщиком того же результата экономической деятельности при совершении иных не запрещенных законодательством сделок (операций).

    Данные критерии закреплены в статье 54.1 НК РФ для того, чтобы исключить возможность предъявления налоговыми органами формальных претензий к налогоплательщикам.

  • Источник: https://yuridicheskaya-konsultaciya.ru/nalogi/nalogovaya-vygoda.html

    Ссылка на основную публикацию