Прогрессивная шкала ндфл пока откладывается — все о налогах

Налоговый прогресс Откладывается — газета Правда

№115 (30612) 17—18 октября 2017 года

2 полоса

Автор: Татьяна ОФИЦЕРОВА.

Четыре альтернативных законопроекта о введении прогрессивной шкалы налога на доходы физических лиц (НДФЛ), вынесенные 12 октября на внеочередное пленарное заседание Госдумы по настоянию малых парламентских фракций как приоритетные, — документы, что называется, «с выдержкой». Депутаты-коммунисты вышли со своей инициативой почти два года назад. Потом она стала одним из ключевых положений программы КПРФ «Десять шагов к достойной жизни».

НО, УВЫ, пока этот шаг не пройден. Надо сказать, что с тех пор, как в 2002 году взамен прогрессивной шкалы НДФЛ была введена плоская 13-процентная, законопроекты о возврате к прогрессивному НДФЛ вносятся парламентской оппозицией регулярно и так же регулярно отклоняются думским большинством.

С тем же результатом закончилось и нынешнее рассмотрение.

Обслуживая буржуазию и потакая её ненасытной страсти к обогащению, которую прогрессивный НДФЛ мог бы отчасти укротить, «партия власти» всевозможными полемическими финтами, доказывающими полнейшее отсутствие сколь-нибудь серьёзных аргументов «против», отбивается от настойчивой налоговой атаки оппозиции.

Смысл прогрессивного налога сводится к тому, что, чем выше доход, тем больше отчисления в бюджет. Николай Арефьев, представивший законопроект фракции КПРФ, дал коротенькую историческую справку: в России вслед за рядом европейских стран прогрессивный подоходный налог был введён в 1916 году.

Но после того как свершилась Октябрьская революция и не стало буржуазии, возникло общенародное государство, он потерял свою актуальность. Вновь востребованным в нашей стране прогрессивный налог оказался в середине 1990-х годов. Когда же буржуазия, получая сверхдоходы, окрепла, этот налог стал ей мешать.

Тогда псевдодемократическая власть и решила посадить страну на плоскую шкалу НДФЛ, подняв общий подоходный налог на один процент. «В результате потом похвалились и сказали, что собираемость налогов даже улучшилась, — заметил Николай Васильевич.

— Только недоимку, возникшую после упразднения прогрессивного подоходного налога, покрыл-то как раз вот этот один процент со всех». Кстати, миф об увеличении налоговых поступлений после перехода на плоскую шкалу «партия власти» активно эксплуатирует и сегодня.

А между тем денег в бюджете не хватает на самое насущное, и власть всё наглее залезает в карманы граждан, сохраняя при этом для олигархата благоприятные условия приращения состояний. Социальное неравенство раздирает страну. 90 процентов населения России, по данным Международной организации труда, находится за чертой бедности, сообщил Н. Арефьев.

За восемь месяцев этого года жизненный уровень населения понизился на 1,2 процента, в прошлом году — на 6, а всего за три года — на 15 процентов. Параллельно же 200 олигархов прибавили к своему состоянию в прошлом году 100 миллиардов долларов. Их общее состояние теперь равно примерно всем золотовалютным резервам нашей страны, заметил депутат.

Пенсионеры, которых шулерски обманули с индексацией пенсий, недоплатив по 7,5 тысячи рублей и понизив таким образом на ту же сумму базу будущей индексации пенсий, затянули пояса, к чему призывал граждан России президент. Призывал, да, видно, не всех.

Например, за первое полугодие нынешнего года 11 человек совета директоров Газпрома поделили между собой 1,7 миллиарда рублей, и всё, как говорится, в порядке вещей.

Вот к подобным, чересчур падким на деньги господам и обращён в первую очередь законопроект коммунистов о прогрессивной шкале НДФЛ.

При доходе до 400 тысяч рублей в месяц авторы законопроекта предложили оставить налог на уровне нынешних 13 процентов, если доход составляет от 400 тысяч до 1 миллиона рублей, то заплатить в казну надо 30 процентов, а если у кого в месяц выходит свыше миллиона рублей, то не скупись: отдай половину.

Экономический эффект при использовании такой шкалы налогообложения составил бы, по расчётам авторов законопроекта, более 4 триллионов 700 миллиардов рублей. Впрочем, подчеркнул Николай Арефьев, принципиальным является только концепция законопроекта — введение прогрессивной шкалы, а деления на ней могут быть и иными. Здесь коммунисты согласны на компромисс.

«Единороссы», как водится, педалировали на трудности администрирования, то есть сбора налога по прогрессивной шкале, оправдывая тем самым, по сути, возможное воровство казённых денег.

В 24 ведущих странах мира действует прогрессивный подоходный налог, и нигде нет никаких проблем с администрированием, проблемы только у нас, заметил Николай Арефьев.

Огромные средства вложены в налоговую службу, 11 процентов бюджета тратится на содержание госорганов, и что, вся эта громоздкая система не способна обеспечить контроль налоговых отчислений и расписывается в своём бессилии перед нарушителями?! — возмутился Алексей Куринный.

Источник: http://gazeta-pravda.ru/issue/115-30612-17-18-oktyabrya-2017-goda/nalogovyy-progress-otkladyvaetsya/

Почему Минфин России так боится прогрессивной шкалы ставок по НДФЛ | Клуб интеллектуалов

В Госдуме в очередной раз предлагают перейти от плоской шкалы подоходного налога на физических лиц к прогрессивной. Депутаты хотят освободить от налога граждан, зарабатывающих до 20 тысяч рублей в месяц.

До 50 тысяч рублей надо будет платить 10% от заработка.

Если зарплата варьируется от 50 до 100 тысяч рублей, налог предусматривается в размере 13%, от 100 тысяч рублей — около 35%, а у тех, чей ежемесячный доход превышает 1 миллион рублей, предполагается забирать 50% доходов.

Министерство финансов, расписываясь в своей беспомощности по сбору налогов, как всегда не поддерживает такое предложение, ссылаясь на то, что фиксированная ставка налога в 13% способствует тому, что большинство работодателей страны декларируют всю оплату труда, и не использует серые схемы. Пока же в связи с увеличением взносов во внебюджетные фонды можно наблюдать обратное.

Сейчас появился еще один новый довод против введения прогрессивной шкалы: доход в 100 тысяч рублей может быть как на одного человека, так и на всю семью, то есть один работающий содержит жену и троих детей. Тогда получаются те же 20 тыс. на человека, но в отличие от одиночек эта семья, выходит, будет платить налог.

А почему бы ни обратится к опыту Франции, раз уж у нас налоговая система, как утверждают политики, почти полностью копирует налоговые системы западных стран.

Там подоходным налогом облагается не каждое отдельное физическое лицо, а вся семья в целом. Под семьей понимаются супруги и их дети, не достигшие 18 лет, а также дети, не состоящие в браке и моложе 21 года, либо дети-студенты моложе 25 лет.

Налоговая база вычисляется для всей семьи как совокупный годовой доход всех членов семьи за вычетом определённых видов расходов, которые налогом не облагаются.

Холостяки платят во Франции налогов в среднем больше, женатые в среднем меньше (так как жены либо не работают, либо имеют зарплату ниже мужа, а поэтому среднеарифметический доход будет меньше), а женатые с детьми платят налогов ещё меньше (чем больше детей, тем меньше налогов).

В качестве налоговой базы используется показатель среднедушевого дохода семьи. Среднедушевой доход семьи равен общей сумме доходов за вычетом некоторых расходов всех членов семьи (домохозяйства) деленный на коэффициент, показывающий размер семьи. Таким образом, семейные и имеющие детей в среднем платят налогов меньше, чем холостые и незамужние.

Таблица — Коэффициенты, показывающие размер семьи.

Тип семьи Без детей (иждивенцев) Количество детей (иждивенцев)
В общем случае 1 2 3 4 5 6 7 8
Женатые или живущие по договору 2 2,5 3 4 5 6 7 8 9
Вдовы, вдовцы 1 2,5 3 4 5 6 7 8 9
Одинокие, разведенные 1 1,5 2 3 4 5 6 7 8

Во Франции шкала налоговых ставок подоходного налога прогрессивная. При этом шкала налогов пересматривается и утверждается парламентом каждый год (в зависимости от уровня инфляции, бюджета и экономической ситуации в стране).

Таблица — Шкала подоходного налога в 2014

Среднедушевой доход  Ставки налогов
до 5 963 € в год 0%
от 5 963 до 11 896 € в год 5,5%
от 11 896 до 26 420 € в год 14%
от 26 420 до 70830 € в год 30%
от 70830 до 150 000 € в год 41%
от 150 000 до 250 000 € в год 45%
от 250 000 до 500 000 € в год 48%
свыше 500 000 € в год 49%

Все повышенные ставки, отличные от 0% считаются от разницы. Например, для дохода в 20000 € в год налог мы считаем так: 5963 € х 0% + (11896-5963) х 5,5% + (20000 — 11896) х14% = 0+326+1135 = 1461 €. Таким образом, получилось, что средняя ставка для этого дохода составляет 7,3%. 

А теперь давайте сравним. Возьмем для примера стандартную российскую семью из четырех человек: родители с двумя несовершеннолетними детьми.

Оба работают и имеют совокупный доход на семью в месяц 60000 рублей (30000 рублей средняя зарплата по России в 2014 году). Курс € возьмем среднегодовой – 55 [(45 + 65)/2].

Для простоты не будем учитывать налоговые вычеты, хотя во Франции они гораздо больше, чем в России.

Россия Франция
Совокупный доход в год 60000 х 12 = 720000 (13091 €) 13091 €
Налогооблагаемый доход 13019 € 13091 €/3 = 4364 €
Сумма налога в год 13019 € х 0.13 = 1692 €

А сейчас посмотрим такую же семью на примере Москвы, где средняя зарплата в месяц составляет 60000 рублей, совокупный доход — 120000 рублей.

Россия Франция
Совокупный доход в год 120000 х 12 = 1440000 (26182€) 26182 €
Налогооблагаемый доход 26182 € 26182 €/3 = 8427 €
Сумма налога в год 26182 € х 0.13 = 4704 € 5963 € х 0,0 + (8427 -5963) х 0,055 = 136 €

Исходя из этих расчетов, можно сразу увидеть, что Россия – это страна бедных и нищих, если даже среднемесячные российские зарплаты по французским меркам не должны облагаться НДФЛ, но речь не об этом.

Ради интереса можно посчитать таким же образом НДФЛ семей членов Правительства РФ, например первого вице-премьера Игоря Шувалова, чей годовой доход в 2013 году составил 241000000 рублей, его жены 237150000 рублей,  в семье две несовершеннолетних дочери.

Россия Франция
Совокупный доход в год 478150000  (8693000 €) 8693000 €
Налогооблагаемый доход 8693000 € 8693000 €/3 = 2900000 €
Сумма налога в год 8693000 € х 0.13 = 1130000 € 5963 € х 0,0 + (2900000 -5963) х 0,055 + (2900000 — 11896) х 0.14 + (2900000 -26420) х 0.30 + (2900000 -70830) х 0.41 + (2900000 -150000) х 0.45 + (2900000 -250000) х 0.48 + (2900000 -500000) х 0.49 = 5227042 €

Вот и получается, что по европейским стандартам семья первого вице-премьера должна платить НДФЛ в почти пять раз больше, чем по российским. Такой же расчет можно сделать и по всем другим высшим госчиновникам, так как их декларации есть в Интернете в свободном доступе.

Может быть, поэтому Минфин каждый раз тормозит все инициативы по введению прогрессивной шкалы ставок НДФЛ, а может просто не хочет вносить изменения в 23 главу НК РФ по причине своей косности, боясь хоть каких-то перемен – как бы чего не вышло.

Оправдания Минфина насчет плохой собираемости этого налога в настоящее время может быть и не совсем беспочвенны, так как почти половина низовых инспекций ФНС занимаются составлением всевозможных отчетов в УФНС,  70 % работников которого только отчетностью для ФНС и занимаются, ФНС сводит концы с концами и отчитывается перед Минфином, а там их труды вряд ли даже читают. Так, что времени на работы с налогоплательщиками почти и не остается. Кстати такие же отчеты по собираемости налогов параллельно составляет и Казначейство. Минфину можно было бы отменить половину ненужных отчетов, чтобы ФНС могла заниматься  своей основной обязанностью – собирать налоги.

Что касается шкалы налогообложения, то, конечно,  по французской шкале и платить бы НДФЛ 80% населению России не надо было, но что мешает разработать свою суверенную шкалу с учетом бедности российских граждан.

Кроме того в настоящее время семьдесят процентов НДФЛ подлежит перечислению в бюджет субъекта Российской Федерации. Остальная часть налога перечисляется в Федеральный бюджет.

Читайте также:  Мрот повысят до прожиточного минимума - все о налогах

А это крайне не справедливо, так как большинство налога оседает в бюджете Москвы, объяснять почему, я думаю не надо.

Было бы более справедливым собирать общую сумму налога в федеральный бюджет и распределять его по субъектам Федерации в зависимости от количества жителей, а не в местах сосредоточения олигархов и высших чиновников. 

Источник: http://maxpark.com/community/88/content/3185324

Правительство испугалось прогрессивной налоговой шкалы

Налоговая политика в России, похоже, так и не станет более справедливой. В правительстве нет планов по введению прогрессивной шкалы налога на доходы физических лиц (НДФЛ).

Об этом заявила социальный вице-премьер Ольга Голодец в ходе проходящего в Москве Гайдаровского форума.

При этом она оговорилась, что кабинет министров ведет некие «расчеты» с целью «увеличения доходов наименее защищенных слоев населения страны». О каких конкретно мерах идет речь пока неизвестно.

Ранее Голодец публично ратовала за изменение налоговой политики. По ее мнению, от подоходного налога следовало освободить тех, кто получает зарплату ниже уровня МРОТ. В этом случае выпадающие доходы могли бы компенсироваться за счет более высоких налоговых ставок для граждан с высокими доходами. Предлагаемая мера виделась социальному вице-премьеру способом борьбы с бедностью.

Возможно, позиция Голодец по налогам изменилась после резкой реакции со стороны премьер-министра Дмитрия Медведева. «Мы давно договорились не трогать налоговую систему.

В конце прошлого года президент об этом сказал, потом я сказал, что вопрос о росте НДФЛ не стоит. Но обязательно кому-то из коллег по правительству приходит в голову сказать, что этот вопрос обсуждается.

Не обсуждается!» — цитируют его слова СМИ.

Действительно, осенью 2016 года сообщалось, что на совещании у президента было принято решение отложить изменения в сфере налогов до 2019 года. Однако позже Владимир Путин говорил о необходимости «дискуссии» на эту тему, с целью выработки на поствыборный период приемлемых для общества решений. Похоже, мы наблюдаем борьбу мнений в правительстве.

О необходимости дискуссии в 2017 году заявлял и первый вице-премьер Игорь Шувалов. По его словам, будущая налоговая реформа должна преследовать не только экономическую, но и политическую цель.

«Есть предварительное понимание и у администрации, и у ЦБ, и у правительства, что надо подготовиться к новой налоговой совокупности, так чтобы весь следующий политический цикл тоже был стабилен», — говорил вице-премьер.

Оппонентом Голодец в правительстве выступал министр финансов Антон Силуанов. По его мнению, изменение порядка взимания НДФЛ будет стимулировать уход зарплат в тень.

Он предлагает рассмотреть этот вопрос после 2018 года, «когда стабилизируется экономическая ситуация».

Все это напоминает нередкое для чиновников стремление «замотать» вопрос в надежде, что потом к нему будет сложно вернуться.

Между тем, фискальные и силовые органы для того и существуют, чтобы пресекать уклонение от налогов. Кстати, содержание правоохранителей составляют самую большую расходную статью недавно принятого российского бюджета.

Очевидно, что с приходом на пост главы Минэкономразвития бывшего зама Силуанова — Максима Орешкина позиции крайних либералов в правительстве усилились. А значит, и в дискуссии о смене плоской шкалы налогообложения на прогрессивную их мнение, скорее всего, станет определяющим.

Напомним, до 2001 года в России существовала прогрессивная шкала налогообложения со ставкой от 12 до 30%. После ее упразднения была введена единая ставка в 13% для любого уровня доходов.

В условиях недостаточно развитого налогового аппарата и слабой правоохранительной системы это было, скорее, оправдано. Во всяком случае, доля НДФЛ в консолидированном бюджете страны пусть и медленно, но росла. Однако сейчас старая система исчерпала свой потенциал.

Не добирая доходов из-за падения цен на энергоносители, фискальные органы могли бы получить их с более обеспеченных граждан.

Кроме того, в условиях все более увеличивающегося имущественного расслоения общества, из чисто экономического вопрос налогообложения стал политическим.

Сейчас число бедных россиян — живущих ниже прожиточного минимума приближается к 20 млн. человек. И эта цифра в ближайшие 2−3 года будет только расти.

Этому способствует сильнейшее с 1999 года падение реальных доходов населения — на 5,9% за последний год.

На противоположном полюсе происходят обратные процессы. Например, на одном только избрании Трампа российские миллиардеры «заработали» дополнительно 29 млрд. долларов. В результате между бедными и богатыми образовалась пропасть. В настоящее время 10% наиболее обеспеченных россиян контролируют 89% всех доходов в стране.

Парламентская оппозиция неоднократно настаивала на изменении налоговой политики в стране в сторону ее большей дифференциации.

Так, согласно последнему по времени законопроекту фракции КПРФ, зарабатывающих менее 20 тысяч рублей предлагалось полностью освободить от подоходного налога. «А уже свыше 20 тысяч — по прогрессивной шкале.

С 20 до 50 тысяч — 10%, с 50 до 100 тысяч — 13%, со 100 до 200 тысяч — 15%, с 200 до 400 тысяч — 25%, свыше 400 тысяч — 35%», — пояснял глава юридической службы КПРФ, депутат Госдумы Вадим Соловьев.

Похожие принципы были использованы и в законопроекте ЛДПР. Он был внесен в Госдуму в августе 2016 года. Предлагалось освободить от налогов граждан с совокупным годовым доходом до 180 тысяч рублей. Нынешние 13% платили бы те, кто зарабатывает до 2,4 млн. рублей в год.

Сверхбогатые — с доходом от 100 млн., платили бы более 70%. Законопроект позволил бы освободить от выплат около 35 млн. человек. То есть всех бедных. При этом прогрессивная шкала позволила бы собрать НДФЛ в размере 4,45 трлн. руб. вместо 2,8 трлн рублей в 2015 году.

Однако, и проект ЛДПР, и проект КПРФ были отклонены парламентским большинством.

Между тем, в экономически развитых странах прогрессивная шкала — норма. Так, в США налоговая ставка колеблется от 10% — для имеющих совсем низкий годовой доход, до 40% при доходе свыше 400 тысяч долларов. При этом доход — лишь одна из трех учитываемых категорий.

Две другие: семейный статус и число зависимых от гражданина членов семьи, детей и стариков, позволяют распределять налоговую нагрузку более справедливо. Неразрешимых проблем с уклонением от налогов в Америке, видимо, нет.

Вспомним, что знаменитого чикагского гангстера Аль-Капоне посадили именно за такого рода преступления.

Во Франции подоходным налогом облагаются не отдельные граждане, а домохозяйства. Законодательство Франции рассматривает большое число возможных вариантов состава семьи, включая разведенных и вдовцов. Как и в США, здесь учитывается количество иждивенцев.

Кроме того, широко используется система вычетов, уменьшающая налогооблагаемую базу. Остаток облагается по прогрессивной шкале: от 0% — для самых бедных, до 45% для тех, кто зарабатывает свыше 150 тысяч евро.

Именно от таких налогов сбежал в свое время в Россию разбогатевший артист Жерар Депардье.

Вообще, налоговая политика в мире все чаще является не столько экономическим, сколько социально-политическим инструментом. Например, накануне Минфин Мексики объявил о старте программы по борьбе с лишним весом в стране.

Таковых среди мексиканцев 72% и это стало национальным бедствием. Теперь похудевшим налогоплательщикам по предъявлении счетов от врачей-диетологов будут возвращать часть выплаченных государству сумм.

Пример необычный, но он демонстрирует живую связь государственной политики с актуальными для общества проблемами.

В России же продолжают упрямо держаться за равную для всех 13-процентную ставку.

Руководитель департамента налоговой политики Финансового университета при правительстве РФ Любовь Гончаренко считает, что вводить прогрессивную шкалу следует не по политическим, а по экономическим причинам.

— Это могло бы случиться, начиная с 2018 года. Лучше это делать поэтапно. Сначала надо повысить ставку для действительно высокооплачиваемых и одновременно понизить для низкооплачиваемых. Кроме того, надо изменить систему налоговых вычетов. То есть «прогрессивность» следует вводить в первую очередь через введение вычетов.

«СП»: — Поясните, как это могло бы выглядеть?

— Нужны вычеты по детям, по лекарствам, по образованию. Тем самым у нас и образуется «прогрессивность». Это реально нужно, особенно по детям. В случае с бедными гражданами налоговые вычеты и приведут к нулевому налогообложению. Если они будут на уровне минимальной оплаты труда, то эти низкооплачиваемые «уйдут» из-под налогообложения, так как у них будет нулевая налоговая база.

«СП»: — Насколько широко такая система используется за рубежом?

— Очень широко. Везде используется. Практически везде есть понятие «необлагаемый минимум». У нас же он сейчас вообще убран из системы. Особенно интересен этот необлагаемый вычет при семейном налогообложении.

Это аналог французского налогообложения домохозяйств, которое учитывает жизненную нагрузку — иждивенцев, например. Но чтобы дойти до этого нам надо еще много шагов сделать. В том числе улучшить законы по семье.

Это сделает налогообложение более социальным, более справедливым.

Источник: https://svpressa.ru/society/article/164227/

Карманы шире, туже пояса

Государству почти наверняка придется залезть в карманы россиян для пополнения казныФото: Fotolia/anetlanda

Уже через два года Россия может перейти к прогрессивной шкале подоходного налога, когда богатые платят больше бедных. Но, возможно, платить больше будут все: есть предложения просто поднять НДФЛ с нынешних 13% чуть ли не до 25%. Какой вариант эффективнее и не лучше ли оставить все как есть?

13-процентный кризис

Предмет нашей налоговой гордости — плоская шкала налога на доходы физических лиц (НДФЛ) в 13% — скоро почти наверняка станет историей.

«Мавр сделал свое дело… 1 декабря в ежегодном послании Федеральному собранию президент России Владимир Путин дал «зеленый свет» дискуссии об изменении налоговой системы. Существенной частью этих изменений станет пересмотр ставки НДФЛ.

«Предлагаю в течение следующего года детально и всесторонне рассмотреть предложения по настройке налоговой системы, обязательно сделать это с участием деловых объединений, — заявил Путин в послании Федеральному собранию.

— Несмотря на внутриполитический календарь, нам все равно необходимо в 2018 году подготовить и принять все соответствующие поправки в законодательство, Налоговый кодекс, а с 1 января 2019 года ввести их в действие, зафиксировав новые стабильные правила на долгосрочный период».

В 2000 году введение плоской шкалы НДФЛ в 13% (существуют отдельные виды дохода, которые облагаются другими ставками) стало настоящим прорывом для российской экономики.

«Это позволило существенно уменьшить объем зарплат «в конвертах», соответственно, увеличить сбор страховых взносов с белых зарплат, — говорит старший менеджер департамента налогового консалтинга «ФБК Право» Наталья Рябова. — И психологический аспект имел место. Мы не привыкли платить налоги. А тогда тем более не было массового осознания необходимости платить налоги».

Для обладателей высоких доходов эти 13% выглядели практически налоговым раем по сравнению с налоговой системой многих стран. Для французского актера Жерара Депардье это даже стало причиной получить российский паспорт и прописку в Саранске.

Но все хорошее когда-нибудь заканчивается.

Ввести прогрессивную шкалу подоходного налога депутаты Госдумы с популистскими наклонностями мечтали практически с того самого времени, как в 2001 году стала действовать плоская шкала и ставка в 13%.

Неоднократно дело доходило и до соответствующих законопроектов. Но правительство и администрация президента неизменно выступали против подобных инициатив.

Сейчас ситуация меняется. Дело даже не в том, что фракция ЛДПР подала своей проект изменений в Налоговый кодекс РФ, предусматривающий прогрессивный подоходный налог.

С начала ноября высокопоставленные чиновники, политики и именитые эксперты все чаще стали комментировать эту тему как возможную новую реальность после президентских выборов. Казне катастрофически не хватает денег, а взять их можно либо у компаний, либо у граждан.

Теперь, после послания президента, подготовку к реформе подоходного налога — по крайней мере, на уровне обсуждений в правительстве — можно считать официально открытой.

Чем нам это грозит?

«Это бремя должны взять на себя домохозяйства»

У адептов прогрессивной шкалы есть два аргумента. Во-первых, она обеспечивает больший приток денег в казну. Во-вторых, сглаживает социальное неравенство в стране. В России последняя проблема стоит крайне остро: в нашей стране один из самых больших в мире разрывов между доходами наиболее богатых и наиболее бедных.

«В государстве, которое по Конституции провозглашается как «социальное», отсутствие прогрессивной шкалы нельзя назвать оправданным, — убежден директор Института стратегического анализа компании «ФБК» Игорь Николаев. — Прогрессивная шкала — это большая социальная справедливость, когда богатые не только абсолютно, но и относительно платят больше. Прогрессивная шкала — это одна из важных мер по снижению дифференциации населения по доходам».

Долгие годы россияне были, по сути, освобождены от подоходного налога, говорит главный экономист Альфа-Банка Наталья Орлова.

«У нас налог на доходы физических лиц составляет только 4% ВВП, а в странах ОЭСР средний показатель — 14%», — приводит цифры она. При этом уровень налогообложения предприятий у нас и в ОЭСР примерно одинаков.

Недостающие 10% долгие годы покрывались за счет нефтяных доходов, но сегодня их стало значительно меньше.

Cегодня, в кризис, перед властями стоит важная задача — поддержать компании, дать им стимул для роста. А это значит, что увеличивать для них налоговую нагрузку сейчас неоправданно. «Домохозяйства привыкли не платить за эти 16 лет, основное налоговое бремя лежало на компаниях, — говорит Орлова. — Но сейчас пришла пора менять ситуацию: это бремя должны взять на себя домохозяйства».

Читайте также:  Льгота по ндфл: применяется ли при отчуждении доли в ооо? - все о налогах

Цена вопроса

Насколько вырастут налоги? В законопроекте, предложенном ЛДПР, предлагаются следующие изменения. Вообще освободить от уплаты подоходного налога тех, чей совокупный годовой доход составляет менее 180 тыс. рублей. Обладателей дохода от 180 тыс.

до 2,4 млн рублей обложить налогом в 13%, но с той суммы, что превышает эти 180 тыс. рублей. Для тех, чей годовой доход укладывается в рамки 2,4—100 млн рублей, ввести фиксированную ставку в 288,6 тыс. рублей плюс 30% от суммы, превышающей 2,4 млн рублей.

И наконец, тех, чей годовой доход превышает 100 млн рублей, обязать платить фиксированную сумму в 29,57 млн рублей и 70% суммы, превышающей 100 млн рублей.

Сколько выиграет бюджет от введения «налога для богатых»? Точных расчетов у инициаторов этой реформы нет.

Макроаналитик Райффайзенбанка Станислав Мурашов полагает, что если брать в расчет шкалу, предложенную ЛДПР, ожидаемые доходы могут составить 2,05 трлн рублей.

Но эта цифра весьма условна: в ней не заложены расходы на администрирование налога (кoторые существенно вырастут), зато предполагается, что налог будут платить все и в полном объеме.

Предложение ЛДПР не единственное. Есть другие расчеты градаций шкалы, предполагающие другую величину отсечения, то есть размер минимального дохода, который не облагается налогом вообще.

Но есть и принципиально иное предложение. Советник Института современного развития Никита Масленников напоминает, что помимо идеи введения прогрессивной шкалы есть еще и инициатива сохранить плоскую шкалу, но поднять планку.

«Обсуждалось три варианта повышения: до 15%, до 17,5% и до 25%», — говорит Масленников.

Этот вариант также допускал порог отсечения: правда, не всегда в виде отмены налога для самых бедных — скорее, в виде выплат субсидий малообеспеченным слоям населения.

«Мы упустили это время»

Открыв широкую дискуссию по изменению НДФЛ, Владимир Путин, по сути, дал «зеленый свет» всем структурным реформам, убежден Никита Масленников. «Обсуждение прогрессивной шкалы — это реформирование налоговой структуры», — поясняет он.

И тут все зависит от того, насколько открытым и непредвзятым будет такое обсуждение. Потому что первый вопрос, который возникает, — правильное ли сейчас время, чтобы повышать налоги? Реальные доходы населения падают, потребление сокращается…

К чему приведет увеличение налоговой нагрузки?

НДФЛ — это региональный налог. Он составляет 36% всех доходов региональных бюджетов, отмечает Масленников. А ситуация с деньгами на местах плачевная уже который год. «Общий долг региональных бюджетов сегодня составляет более 2,5 триллиона рублей», — напоминает эксперт.

Так, может быть, выход как раз в увеличении налогов?

«Это не решит бюджетных проблем регионов, — уверен макроаналитик Райффайзенбанка Станислав Мурашов.

— Поступления от НДФЛ в результате введения прогрессивной шкалы увеличатся ощутимо у богатых регионов (у которых и так не было проблем), в то время как бедным регионам не удастся собрать больше.

Таким образом, трансферт регионам (получателями которого являются бедные территории) вряд ли сможет ощутимо сократиться». Более того, самые бедные регионы даже потребуют увеличить трансферты из федерального бюджета, считает Никита Масленников.

Более того, инициировав введение прогрессивной шкалы, мы рискуем получить целый комплекс проблем. «Если мы введем прогрессивную шкалу, бизнес будет вынужден повышать заработные платы. Значит, вырастет и финансирование социальных фондов.

Общая нагрузка на бизнес возрастет. Выдержит ли бизнес? Что ему останется, кроме ухода в тень?» — задается вопросами Масленников.

А ведь, когда говорят о налоговой реформе, речь идет о необходимости стимулировать инвестиции и обеспечивать экономический рост.

Станислав Мурашов приводит следующие аргументы против прогрессивной шкалы.

Это снижает стимулы для рынка труда (располагаемые доходы растут медленнее, чем, например, производительность труда), увеличивает дифференциацию между регионами, увеличивает объем ухода в тень (богатые имеют больше возможностей уходить от уплаты налогов) и повышает издержки администрирования (необходимо будет точно определить размер дохода налогоплательщика).

Вводить прогрессивную шкалу надо тогда, когда в экономике все хорошо, когда доходы населения быстро растут. Для России такое благоприятное время было в середине 2000-х годов, считает Игорь Николаев. «Мы упустили это время, вовремя не использовали возможность для эффективной реализации данной меры», — сетует экономист.

Потребность в прогрессивной шкале НДФЛ возникла еще в 2008 году, когда начала ощущаться нехватка инвестиционного капитала, уточняет Наталья Орлова. Потом свою негативную роль начал играть демографический фактор. С 2010 года необходимость реформы ощущалась все острее, но нефтяные доходы позволяли оттянуть структурное решение проблемы.

Но сейчас, когда эти доходы резко упали, актуальность увеличения НДФЛ никуда не делась. «Кризис — серьезный вызов налоговой политике, — говорит главный экономист Альфа-Банка. — Когда реальные доходы населения падают, вводить новые налоги тяжело. Но кризис не отменяет необходимости этого».

Правда, в текущих условиях, допускает Орлова, возможно, более эффективным было бы не введение прогрессивного налога, а поднятие планки плоского — до 16—17%.

Однако проблема того или иного сценария повышения налогов в том, что инициаторы идеи никаких точных расчетов не делали. Реформа, по сути, направлена на другое. «В России, несмотря на кризис, ввести прогрессивную шкалу могут уже с 2018 года, — размышляет Игорь Николаев.

— И причины этого будут не экономические и не социальные, а чисто политические. Введение прогрессивной шкалы в России в настоящее время — это привлекательная мера для электората.

В бедной стране, коей является Россия, это многим понравится: грех не воспользоваться властям для обеспечения безоговорочной победы на президентских выборах 2018 года». Ну а что будет потом?

«А за что я эти деньги плачу?»

Задуманный для выравнивания социального неравенства, прогрессивный налог вряд ли достигнет своей цели в России.

«Представители населения с высокими доходами в большей степени выступают владельцами активов не как физические лица, а как владельцы юридических лиц, то есть активы крутятся внутри компаний, — объясняет старший юрист BGP Litigation Денис Савин. — Поэтому изменения в подоходном налоге их мало коснутся».

Прогрессивная шкала НДФЛ потребует от экономически активного населения самостоятельно декларировать доходы. Это не только отразится на стоимости администрирования, но и добавит ему бессмысленности: люди с высокими доходами найдут способ уклониться от налогов. И дело не только в пресловутой жадности обеспеченных людей.

«Если отменить плоскую шкалу, богатые лишний раз зададут себе вопрос: а за что я эти деньги плачу? И уведут всю дельту, — говорит директор аналитического департамента Промсвязьбанка Николай Кащеев.

— Прежде чем брать налоги побольше, страна по идее должна заключить договор с налогоплательщиком: а что обе стороны будут иметь с этого? Например, сможет ли налогоплательщик контролировать власть и переизбирать ее?»

Источник: http://www.banki.ru/news/daytheme/?id=9412974

Минфин думает о повышении подоходного налога и других основных налогов

Минфин еще только рисует предложения, как закрыть бюджетный дефицит в ближайшие три года

Андрей Гордеев / Ведомости

Повышение налогов, мобилизация доходов и исчерпание суверенных фондов за три года – такой бюджетный прогноз подготовил Минфин к совещанию у первого зампреда правительства Игоря Шувалова в понедельник, рассказали семь федеральных чиновников.

Всего за 2017–2019 гг. Минфин хочет дополнительно собрать в бюджет почти 2,5 трлн руб., следует из материалов министерства, с которыми ознакомились «Ведомости» (см. таблицу на стр. 04).

Уже в следующем году можно получить дополнительно 670 млрд руб., подсчитал Минфин, а в 2019 г. – почти 1 трлн. Минфин предлагает собрать эти деньги с нефтяников, «Газпрома», табачников, ввести акциз на напитки с добавлением сахара и НДС на интернет-торговлю и взять больше дивидендов с госкомпаний.

Мобилизация нужна, чтобы снижать дефицит бюджета на 1 процентный пункт ежегодно – с 3,2% в 2017 г. до 1,2% ВВП в 2019 г. Сокращать расходы Минфин уже не может – принято решение зафиксировать их на все три года в размере 15,787 трлн руб. в год. А при планируемых доходах дыра за три года оказывается на 60% больше целевого дефицита – он возрастает еще на 3,5 трлн руб.

Мобилизационные предложения Минфина сокращают эту дыру до 1 трлн руб. И если в 2017 г. не хватает всего 40 млрд руб., то в 2019 г. – уже 649 млрд. Свободных денег (т. е.

не вложенных в инвестиционные проекты, не размещенных в банках и ВЭБе) в суверенных фондах недостаточно.

Вслед за резервным фондом в следующем году придется тратить фонд национального благосостояния, следует из расчетов Минфина, и в течение 2018 г. резервы практически исчерпываются.

Цена роста

Но у Минфина есть несколько идей, где можно поискать деньги. Это не предложения, как поднимать налоги, а идеи для обсуждения, подчеркивает федеральный чиновник. К примеру, повышение на 1 п. п. каждого из ключевых налогов – на прибыль, имущество организаций, НДС, НДФЛ и страховых взносов – принесет бюджету от 170 млрд до 324 млрд руб.

Оцениваются и более радикальные изменения. Так, прогрессивная шкала НДФЛ создаст риски ухода в тень и искажения ситуации на рынке труда, полагает Минфин. Альтернативное предложение – поднять единую ставку НДФЛ до 15–16% и ввести необлагаемый минимум.

Повышение налога на прибыль чревато увеличением нагрузки на капитал, снижением привлекательности инвестиций и туманной перспективой роста экономики. Негативно скажется на ней и повышение налога на имущество организаций.

Снова предлагается реформа страховых взносов: взимать их со всего зарплатного фонда полностью и по единой ставке. Сейчас работодатель платит в Пенсионный фонд 22% с зарплат до 796 000 руб. в год, а сверх этой суммы – дополнительные 10%. В фонд социального страхования перечисляется 2,9% с годовых заработков до 670 000 руб.

, в фонд медицинского страхования – 5,1% со всех зарплат без ограничений. Изменения обернутся ростом нагрузки, особенно на отрасли с высокими заработками, что приведет к выпадению налога на прибыль и НДФЛ, признает Минфин; возрастает нагрузка и на бюджет (платит взносы за работников бюджетного сектора).

Существует риск ухода зарплат в тень, унификация базы для сбора взносов негативно повлияет на экономический рост.

В качестве компенсации на совещании предлагалось понизить общую ставку до 29% в 2018 г., а с 2019 г. – до 28%, рассказывают два чиновника. Унификация ставки до 29% без перестройки всей пенсионной системы – опасное решение, говорит один из них. Такие изменения приведут к росту нагрузки на секторы с наиболее квалифицированным трудом, критичен другой.

В качестве альтернативы Минфин предлагает маневр – снижение взносов в обмен на повышение НДС.

Это так называемая фискальная девальвация, идея которой изложена в исследованиях Еврокомиссии, МВФ и ЕЦБ как способ стимулировать чистый экспорт в странах единого монетарного союза: снижение издержек на труд повышает конкурентоспособность экспортеров, которые не платят НДС, – нагрузка переносится на импортеров. Идея Минфина снизить страховые взносы до 20% с одновременным повышением НДС до 24% обсуждалась еще летом, напоминает федеральный чиновник.

Рост ставки НДС на 1 п. п. приносит дополнительные 220 млрд руб., подсчитал Минфин. Но фронтальное повышение НДС крайне инфляционно, а дополнительный 1 п. п. инфляции – это 120 млрд руб. дополнительных расходов бюджета (индексация социальных выплат). Альтернатива – отменить льготы и компенсировать их адресной социальной поддержкой малоимущих.

Читайте также:  Не облагаемые ндс расходы подрядчика не помешают зачесть налог заказчику смр - все о налогах

Поправки в законодательство, например, о страховых взносах предлагалось принять уже в 2016 г., чтобы они заработали в 2018 г., говорит один из собеседников «Ведомостей». Нужно быть готовыми к тому, что какие-то изменения вступят в силу с 1 июля 2018 г. или с января 2019 г., сказал «Ведомостям» федеральный чиновник.

Обсуждались на совещании и способы экономии – к примеру, не платить пенсии работающим пенсионерам, сообщили два чиновника. В прошлом году была идея отменить пенсии для тех, кто зарабатывает более 1 млн руб. в год.

На сей раз речь шла о сумме либо до 500 000 руб. в год, либо до средней по стране зарплаты, а это 35 824 руб. в месяц в январе – июле 2016 г.

Однако участники совещания обрушились на авторов предложения с критикой и даже упреками в человеконенавистничестве, пересказывают собеседники «Ведомостей».

Шансы невелики

Маловероятно, что будут повышены НДС и НДФЛ, рассуждает чиновник финансово-экономического блока, знакомый с идеями Минфина: надо учитывать не только бюджетную, но и социально-политическую ситуацию. Более вероятны прогрессивная шкала НДФЛ с 2019 г. и завершение налогового маневра в нефтяной отрасли, продолжает он.

Подоходный налог придется повышать – регионам остро нужны деньги, уверена Наталия Орлова из Альфа-банка, и самое простое для администрирования – поднять единую ставку, а не вводить прогрессивную шкалу.

При прогрессивной шкале людям придется самостоятельно декларировать доходы, предупреждал председатель Госдумы по бюджету и налогам Андрей Макаров (его интервью в понедельник опубликовало «РИА Новости»): пока ни люди, ни ФНС не готовы к этому; кроме того, подавляющее большинство богатых людей получают доходы в виде не зарплаты, а, например, дивидендов.

https://www.youtube.com/watch?v=FFU5tJ4EtDY

Ничего из предложенных мер пока даже обсуждать нельзя, категоричен один из чиновников: Шувалов и вице-премьер Аркадий Дворкович были очень недовольны, что Минфин вышел с такими непроработанными предложениями.

Предложения по НДФЛ стародавние, говорит чиновник финансово-экономического блока.

По НДС и налогу на прибыль – тоже не новы, замечает другой чиновник: все это обсуждалось еще весной и тогда решили, что «любые подкрутки налогов вредны и несвоевременны». Поднимать такие темы сейчас нецелесообразно, резюмирует он.

В обычаях Минфина материалы приносить непосредственно перед совещанием, рассказывают два федеральных чиновника, и обязательно собирать их после.

Минфин отправили досчитывать и думать, говорят три участника совещания. Дополнительные доходы призвали искать прежде всего в администрировании (Минфин рассчитывает собрать в 2017 г. 50 млрд, в 2018 г. – 70 млрд, в 2019 г. – 74 млрд) и, когда этот резерв будет исчерпан, выдвигать иные идеи, но точно не сейчас и точно не те, что предложенные, объясняет федеральный чиновник.

Рассматривались разные предложения, но ни одно из них принято не было, отмечает представитель Минфина.

Работа над проектом бюджета не завершена, Минфин направит его в правительство только в конце сентября, продолжает он, говорить о каких-либо цифрах преждевременно, их пока нет в готовом виде.

Материалы обоснования предложений Минфина в Минэкономразвития не поступали, говорит представитель Минэкономразвития.

В секретариате Шувалова и представитель Дворковича отказались от комментариев. Никаких решений по этим вопросам не принималось, эти предложения на совещании у премьера Дмитрия Медведева не обсуждались, говорит его пресс-секретарь Наталья Тимакова.

Нужно выбирать: или повышать доходы, или сокращать расходы, иронизирует руководитель Экономической экспертной группы Евсей Гурвич, наименьшее зло – сокращение расходов, резервы для этого велики. После кризиса 1998 г. за два года на 10 п. п. сократили расходы и ничего страшного не произошло, вспоминает Гурвич.

Но сокращать расходы Минфин особенно не может, поскольку у бюджета большие социальные обязательства и оборонные расходы, уверена Орлова: можно оптимизировать, повышать эффективность, но это требует детальной работы. Если же и повышать налоговую нагрузку, то лучше на потребление – это тоже болезненно для экономики, но не так, как повышение налога на прибыль, заключает Гурвич.

Власть может отойти от обещаний не повышать налоги, считает Владимир Тихомиров из БКС: можно же сослаться на то, что резко изменились цены на нефть, ситуация в экономике и геополитике: «Нет ничего высеченного в камне». Если все налоги поднять, можно и бездефицитный бюджет сделать, иронична Орлова.

В подготовке статьи участвовали Маргарита Папченкова, Елизавета Базанова

Источник: https://www.vedomosti.ru/economics/articles/2016/08/31/655090-minfin-ndfl

И вновь о проблеме прогрессивной шкалы по ндфл (анализ позиций)

Неоднократно писал в блоге о проблеме прогрессивного налогообложения по НДФЛ (см. здесь или здесь). Моя позиция по этому вопросу известна: 1) прогрессивную шкалу вводить сейчас нельзя; 2) а если ее и вводить, то она должна быть символической и распространятся только на некоторые виды доходов. Но тема эта, как я понимаю, долго еще не будет закрыта.

 

А недавние слова Президента России на саммите большой двадцатки, о том, что тема обсуждения введения прогрессивной шкалы НДФЛ не является раз и навсегда закрытой, заставили некоторых экспертов еще раз задуматься над вопросом, а действительно, нужна ли такая шкала. В связи с этим агентство «Прайм» опубликовало у себя интересный материал на эту тему.

 

Прогрессивную шкалу налога на доходы физических лиц (НДФЛ) надо было вводить в России в тот период, когда экономика страны была на подъеме, то есть до кризиса 2008 года, сейчас же результат будет скорее негативным — доходы россиян уйдут в тень, и поступления в бюджет сократятся, считают эксперты, опрошенные агентством «Прайм».

Начало очередному витку многолетней дискуссии, стоит ли отменять в РФ плоскую шкалу НДФЛ в 13% и вводить прогрессивный налог, положил в пятницу президент России Владимир Путин на встрече с представителями Гражданского саммита «Группы двадцати». Он отметил, что введение в России плоской шкалы НДФЛ в 13% было полезным, но обсуждение в дальнейшем возможности внедрения элементов прогрессивной шкалы налогообложения физлиц возможно.

ЧИТАТЬ: Путин: Обсуждение введения прогрессивной шкалы НДФЛ в России возможно >>

ЛУЧШЕЕ ВРАГ ХОРОШЕГО

В своем ежегодном послании Федеральному собранию в декабре 2012 года президент РФ высказал мнение, что отказ от плоской шкалы НДФЛ не обеспечит социальной справедливости, поскольку введение прогрессивного налогообложения станет бременем для людей со средними доходами. Позднее, в январе этого года премьер-министр РФ Дмитрий Медведев отмечал, что вопрос о переходе к прогрессивной шкале налогообложения в России пока не стоит, но рано или
поздно к его обсуждению вернутся. В середине января Госдума на одном из пленарных заседаний отклонила три альтернативных законопроекта о введении прогрессивной шкалы НДФЛ.

Министр финансов Антон Силуанов РФ неоднократно заявлял, что собираемость подоходного налога резко упадет, если вместо действующих единых 13% ввести прогрессивную шкалу. Силуанов признает, что нынешняя система подоходного налога не учитывает разницу в доходах россиян. Эту разницу он предлагает компенсировать за счет имущественного налогообложения.

«Результат (введения прогрессивной шкалы НДФЛ — ред.) не заставит себя ждать – появятся теневые зарплаты и снизится конкурентоспособность экономики. К социальному равенству это тоже не приведет, доходы бюджета не повысит, зато вырастут издержки на бухгалтерию», — считают эксперты «РИА Рейтинг».

По их словам, прогрессивная шкала снизит мотивацию труда высококвалифицированных специалистов. «Тем более, если мы получили положительный результат от плоской шкалы в виде повышения поступлений от НДФЛ, зачем возвращаться к тому, что не доказало эффективность», — отмечают они.

Директор центра «Бизнес и маркетинг» РАНХиГС при президенте РФ Игорь Сапрыкин придерживается такой же точки зрения, отмечая, что прогрессивная шкала ударит по среднему классу, а «богатые и сверхбогатые россияне не платили и платить не будут». «Нужен жесткий контроль за доходными бизнесами и неотвратимость наказания за «игры» с налогами. Достаточно платить 13%, но со всех доходов», — подчеркивает он.

СОЦИАЛЬНАЯ СПРАВЕДЛИВОСТЬ

«Мы за прогрессивный подоходный налог и не видим, почему этого не нужно делать.

Но не хотелось бы, чтобы введение этого налога было такой же профанацией, как введение налога на роскошь, когда налог на роскошь коснулся только автомобилей и только стоимостью свыше 5 миллионов.

Все-таки это профанация», — отмечает в свою очередь депутат Госдумы от фракции «Справедливая Россия» Оксана Дмитриева.

Она напомнила, что «Справедливая Россия» в 2010 году вносила в Госдуму свой вариант прогрессивного подоходного налога, который был отклонен.

Эсеры предлагали установить ставку НДФЛ по доходам до 3 миллионов рублей в размере 13%, по доходам свыше 3 миллионов, но не более 15 миллионов рублей, — 390 тысяч рублей плюс 25% с суммы, превышающей 3 миллиона рублей; по доходам свыше 15 миллионов рублей, но не более 30 миллионов рублей — 3,39 миллиона рублей плюс 35% с суммы, превышающей 15 миллионов рублей; по доходам свыше 30 миллионов рублей — 8,64 миллиона рублей плюс 50% с суммы, превышающей 30 миллионов рублей. По словам Дмитриевой, предложение эсеров не затрагивало интересы среднего класса, а касалось богатых слоев населения.

ЧИТАТЬ: Налоговые льготы для российских частных инвесторов могут ввести уже в этом году >>

«Такое предложение является достаточно популярным среди населения, это естественно, особенно среди населения, которое справедливо можно отнести к бедному. Власти вынуждены это учитывать», — сказал директор департамента стратегического анализа ФБК Игорь Николаев.

Он напомнил, плоская шкала была введена в 2001 году, и «для того, чтобы использовать потенциал обеления доходов, прошло достаточно времени». «Все развитые страны имеют прогрессивную шкалу, ее не надо делать с запретительными ставками 40-45%, здесь важен сам факт дифференциации, например, 13% и 20% для высоких доходов», — сказал Николаев.

ДЕЛО НА ДАЛЬНЮЮ ПЕРСПЕКТИВУ

«Сейчас неподходящий момент, это может быть попыткой решить проблемы, которые возникают с погружением в рецессию за счет богатых. Поднимать ставку и вводить дифференциацию ставок надо когда в экономике было все хорошо — в 2007 или 2008 году», — отмечает Николаев.

Он предостерегает от того, что решение о прогрессивной шкале на фоне замедления роста экономики, может дать негативный эффект.

«Упоминание про перспективу – оно, по-моему, ключевое, потому что перспектива может быть и 5 и 10 лет. Рано или поздно Россия должна перейти к дифференцированной шкале НДФЛ. Но главный вопрос в том, когда и при каких условиях.

С моей точки зрения пока условий для этого нет, здесь важно доверие между тем, кто платит и тем, кто тратит – физическими лицами и государством», — сказал член правления Института современного развития (ИНСОР) Евгений Гонтмахер.

По его словам, пока существует коррупция и неэффективность госуправления, введение повышенной ставки на большие доходы не приведет к увеличению сборов, для того чтобы прогрессивная шкала начала действовать нужны большие институциональные перемены.

«Все-таки богатые должны нести больший груз ответственности за то, что происходит в стране. Это очевидно. Но в обмен, конечно, эти люди хотят видеть, куда идут их деньги, а не непонятно куда. На этом живут все развитые общества, где плоской шкалы, как правило, нет», — отметил он.

Источник: http://www.nalog-briz.ru/2013/06/blog-post_6019.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector